Аутизм аспергера симптомы у детей видео детей

Симптомы

Симптомы и лечение синдрома Аспергера у детей

Синдром Аспергера – это довольно неоднозначное расстройство, которое становится предметом множественных научных споров. Одни ученые рассматривают его как проявление аутизма и не считают правильным выделять как отдельное заболевание. Другие и вовсе не воспринимают его как патологию, а характеризуют нестандартным и отличительным поведением.

Знакомство с болезнью

Синдром Аспергера представляет собой психическое расстройство, характеризующееся, прежде всего, проблемами социальной адаптации и стереотипным поведением, но не сопровождающееся умственной отсталостью и речевым недоразвитием. В отдельных случаях такие больные, наоборот, обладают высоким интеллектуальным уровнем.

Впервые о синдроме услышали в середине 20 века, когда австрийский психиатр, педиатр Ганс Аспергер исследовал и описал четырех детей с проблемами социального взаимодействия. Они испытывали сложности в налаживании бессловесного контакта с людьми, отличались эмоциональной скупостью и неспособностью сопереживать другим, а также проявляли некоторую неуклюжесть в движениях.

Кроме того, симптомы данного расстройства проявлялись и у самого его первооткрывателя.

Обнаруженный синдром врач обозначил как аутистическая психопатия. Он рьяно и подобострастно защищал свои «находки», говоря о том, что люди с аутистической психопатией, пройдя через большие трудности в детстве, занимают определенную ячейку в обществе и вносят свой вклад в его развитие. Ученый считал, что такие больные обладают особым складом мышления и в дальнейшем могут достичь значительных высот.

В 90-х годах расстройству было присвоено его современное название: синдром Аспергера. Понятие выделили в самостоятельный диагноз и сформулировали его основные критерии.

В настоящее время Международная классификация болезней отвергает этот термин. Расстройство зашифровано под кодом «Шизоидное расстройство детского возраста».

Одна из теорий возникновения заболевания основана на наследственном факторе. Считается, что, если у ребенка имеются больные родственники, особенно отец, у него есть повышенный риск заработать расстройство.

Предполагается, что еще внутриутробно под воздействием тератогенных, то есть разрушающих, факторов, у плода формируются аномалии и пороки развития. Они приводят к патологической миграции эмбриональных клеток, вызывающих изменения в структуре головного мозга. Последние, в свою очередь, нарушают нейронные пути, отвечающие за мышление и поведение.

Эволюция симптомов

Синдром Аспергера у детей проявляется еще в раннем возрасте. Расстройство диагностируется чаще у мальчиков. Соотношение случаев синдрома среди мальчиков и девочек соответствует 2:1.

Синдром Аспергера или, как его еще называют, синдром Инопланетянина относят к расстройствам аутистического спектра. Болезнь считают наиболее благоприятной и функциональной его формой и нередко называют высокофункциональным аутизмом.

Однако, несмотря на это, многие аспи, как они сами себя прозвали, очень обижаются, когда их причисляют к аутистам.

Болезнь начинает развиваться еще в младенческом возрасте, но в этот период ее достаточно сложно диагностировать. Это связано с тем, что расстройство проявляет себя через социальные коммуникации, а этому возрасту они еще не свойственны.

Среди косвенных проявлений расстройства в младенчестве можно выделить:

Более явно признаки синдрома проявляются в раннем дошкольном возрасте, когда ребенок идет в сад, начинает более тесно контактировать с другими детьми. Здесь обращает на себя внимание поведение малыша. В группе или на детской площадке можно наблюдать картину, когда все дети играют вместе либо небольшими группами, а один ребенок находится в стороне, обособленно от других.

Он не проявляет интереса к другим деткам, не стремится вовлечься в их игры и общение. Такому ребенку трудно взаимодействовать со сверстниками. Даже совместная деятельность с родителями дается им с трудом.

У детей с синдромом Аспергера слабо развита жестикуляция и мимика. Если большинство ребятишек старше годовалого возраста в ответ на приветственный взмах рукой взрослого повторяют за ним этот жест, то у маленьких аспи этого не происходит. Им сложно устанавливать контакт глаза в глаза, мимика их очень бедная. Они очень чувствительны к прикосновениям других людей – чужие касания для них неприятны и вызывают негативные эмоции.

Дети-аспи с трудом воспринимают режим в детском саду. Кормить их в определенное время или укладывать спать становится настоящей проблемой. Родителей они отпускают с трудом, плачут и цепляются за них.

Девушка с синдромом Аспергера, будучи взрослой, вспоминает свое пребывание в садике как адскую пытку. Она практически все время сидела на одном месте или смотрела в окно. Ей сложно было понять правила, которым нужно следовать, и это раздражало ее. Если кто-то прикасался к ней, это приводило ее в ужас.

Игры других детей она не понимала. То, над чем смеялись они, у нее не вызывало подобных эмоций. Именно в садике она впервые почувствовала себя инопланетянином. Создавалось впечатление, что ее высадили на незнакомой планете с чужой культурой, обычаями и традициями.

Школьный возраст

Взрослея, ребенок-аспи постепенно улавливает смысл общения детей друг с другом и стремится также вступить в это игру. Однако его социальная незрелость становится препятствием на этом пути. Поэтому ребенок устанавливает коммуникативные связи через имитацию поведения других детей. И у некоторых это получается довольно искусно. А если имитируемое лицо – просто предмет для подражания, то все складывается вполне удачно.

Проблема возникает, когда у подростка-аспи появляется тенденция копировать поведение «плохого парня».

Со временем дети с Аспергером способны не только улучшать свои социальные навыки, но и приобретать негативные свойства. Одно из них – психологическая защита в виде злости или высокомерия, которая впоследствии способна перерасти в физическую агрессию. Такая реакция возникает в ответ на гонения и издевательства, которым подвергаются некоторые дети с синдромом в силу своего нетипичного поведения.

В целом, в более старшем возрасте таким детям удается наладить искренние, дружеские отношения со сверстниками. Но, учитывая их категоричность в отношении дружбы, выбор товарищей подвергается тщательному отбору.

Типичные признаки

Считается, что «любимый» возраст проявления синдрома – 6 лет и 2 месяца. В этот период у детей уже активно формируется речь, интересы и социальные взаимодействия, привязанности.

Для аспи характерна так называемая социальная неуклюжесть. Их эмоциональная бедность, неспособность сопереживать, сочувствовать другим людям, неумение слушать собеседника вызывает трудности в построении взаимоотношений.

Сложностей добавляет неумение устанавливать невербальный контакт, то есть с помощью мимики, языка тела и жестов. Поэтому такие дети сложно налаживают контакт со сверстниками. Здесь возможно два варианта: либо ребенок вообще не взаимодействует с другими детьми, либо формируется однобокое общение, когда ребенок-аспи высказывает собеседнику свои мысли, рассказывает о своих интересах, но совсем не слушает товарища, не дает ему вставить слово. Со стороны такое поведение выглядит как проявление эгоизма и бесчувственности.

Иногда такие дети вполне способны заводить приемлемые беседы, но только с отдельными лицами, которые оказались у них в любимчиках.

Речь у ребенка с синдромом Инопланетянина формируется в срок и развивается вполне нормально, в отдельных случаях превосходя ее уровень у обычных детей. Такие малыши обладают богатым словарным запасом с литературным оттенком, из-за чего их речь называют академической. К тому же многие из них достаточно словоохотливы.

Однако речь не лишена и некоторых недочетов. Часто страдает интонационная её сторона, она может быть слишком громкой и резкой, быстрой, вскрикивающей. Темы разговора сменяются внезапно, без смысловых переходов.

Наблюдается монологичное, однобокое словотечение. То есть, ребенок изрекает длительный монолог, не следя за тем и не понимая, интересно ли это собеседнику. Порой это приводит к тому, что до слушателя смысла сказанного не доносится.

Несмотря на богатую речь, дети-аспи лишены возможности понимания и восприятия абстрактности высказывания. Они не воспринимают юмор и иронию. Даже если логически они понимают, что это смешно, они не испытывают привычного удовлетворения и наслаждения смехом и шутками. Любой текст они воспринимают буквально, не способны «читать между строк» и увидеть скрытый смысл.

Девушка рассказывала, что в детстве она прочла множество брошюр с анекдотами и юмористическими история, которые затем рассказывала своим родственникам. Таким образом она пыталась понять, что является для людей смешным.

Когнитивные и двигательные особенности

Проблем с интеллектом у детей с синдромом Аспергера нет. Обычно он соответствует возрасту или даже превышает возрастную норму. Память достаточно хорошо развита, но страдает зрительно-пространственное восприятие.

Отличает ребенка с синдромом Аспергера узкая, специфическая направленность интересов. Ребенок может глубоко изучать марки пылесосов или исторических личностей. Штудирует всю информацию по интересующему его вопросу, обладает сверхзнаниями. Такая заинтересованность становится маниакальной.

То, что не вызывает у ребенка любопытства, воспринимается им с неохотой и трудно запоминается. В этом случае процесс приходится строго контролировать.

Очень часто, несмотря на огромный багаж знаний, ребенок не может их применить по существу.

Дети с синдромом Аспергера выделяются стереотипностью поведения. Это могут быть повторяющиеся движения рук, головы или тела. Для них свойственна выработка определенных ритуалов. Их нарушение выбивает ребенка из привычного ритма и способно привести к нервному срыву.

Они неуклюжи и плохо координированы. Часто их узнают по шаткой, неустойчивой походке. У них возникают трудности с сохранением равновесия, из-за чего такие навыки, как езда на велосипеде или роликах, даются им с трудом. Во время бега их положение тела нетипичное, они способны долго сохранять неудобную позу.

Мелкая моторика развивается с опозданием. Например, дети-аспи позже обучаются таким элементарным действиям, как завязывание шнурков или застегивание пуговиц. Письмо также осваивается с запозданием, почерк у них непонятный и неаккуратный.

В поведении детей при синдроме Аспергера проявляются различные фобии. Но, наряду с этим, у них слабо развит инстинкт самосохранения и ощущение опасности.

Диагностика и лечение

Золотое правило в лечении расстройства: чем раньше оно диагностировано, тем плодотворнее и удачнее его лечение. Благодаря своевременной терапии многие дети способны нормально жить и функционировать в обществе.

Проблема диагностики заключается в том, что нередко синдром Аспергера принимают за другое расстройство:

Интересно, что, например, при ОКР навязчивости угнетают больного и приносят ему массу неудобств. Тогда как при синдроме Аспергера ребенок может вполне мирно существовать со своими компульсиями, испытывая от них удовольствие.

Поэтому следует помнить, что правильный диагноз способен установить только специалист.

Лечение расстройства начинается с разъяснения ребенку его особенностей. Для этого специалист использует упражнение на особенности, проводимое в ходе семейной встречи.

Берут 2 листа бумаги. Один озаглавливают как Качества, другой – Трудности. На каждом вписывают свойства, подпадающие под одну из категорий. В процессе участвует не только ребенок, но и его близкие. Каждый пункт затем комментируется специалистом. Беседа заканчивается словами: «Поздравляю, у тебя синдром Аспергера». Далее ребенку разъясняют его особенности.

В терапии синдрома используют медикаментозный и немедикаментозный подходы. Психотические средства помогают справиться с эмоциональным дисбалансом, но детям назначаются с осторожностью.

Немедикаментозные средства воздействия разнообразны и меняются относительно возраста ребенка. В общем, корректировочные программы направлены на развитие социальных навыков и закрепление межличностного общения, правильной манипуляции речью, управлением своими эмоциями, исправление двигательных нарушений.

Следует понимать, что психотренинги проводят не только по отношению к ребенку, но и к родителям. Обучают их правильному взаимодействию с их чадом, учат взрослых понимать особенности его внутреннего мира.

Дети с синдромом Аспергера – это особый контингент, со своеобразным мышлением и поведением. Их можно назвать менее чувственными, но более прагматичными. Нетипичность такого ребенка подвергает его определенным испытаниям. Но правильно расставленные приоритеты и выявленные таланты позволяют воспитать из них настоящих гениев. Пример тому – Эйнштейн и Моцарт, у которых явно прослеживались признаки синдрома.

Источник

Что такое синдром Аспергера и высокофункциональный аутизм?

Что такое синдром Аспергера / высокофункциональный аутизм?

Национальный институт неврологических расстройств и инсульта (National Institute of Neurological Disorders and Stroke, NINDS), отделение Национального института здоровья США, определяет синдром Аспергера как нарушение развития, которое характеризуется следующими особенностями:

– приверженность повторяющейся рутине или ритуалам;

– особенности речи и языка, такие как чрезмерно формальная манера речи или монотонная речь, либо буквальное восприятие оборотов речи;

– социально и эмоционально неуместное поведение и неспособность успешно взаимодействовать с ровесниками;

– проблемы с невербальной коммуникацией, включая ограниченную жестикуляцию, недостаточную или неуместную мимику или странный, застывший взгляд;

– неуклюжесть и плохая моторная координация.

Ниже приводится история синдрома Аспергера, согласно NINDS. Мы надеемся, она поможет вам лучше понять это расстройство и значение диагноза для вашего ребенка и семьи.

В 1944 году австрийский педиатр по имени Ганс Аспергер наблюдал в своей практике четырех детей, у которых были трудности с социальной интеграцией. Хотя их интеллект казался нормальным, детям не хватало навыков невербальной коммуникации, способности проявлять эмпатию к сверстникам, и они отличались физической неуклюжестью. Их речь была либо затрудненной, либо излишне формальной, в их разговорах доминировал всепоглощающий интерес к одной-единственной теме.

Наблюдения Аспергера, опубликованные на немецком языке, были практически неизвестны до 1981 года, когда британский врач по имени Лорна Винг опубликовала серию описаний случаев детей со схожими симптомами. Она назвала эти симптомы синдромом «Аспергера». Работы Винг получили большую популярность и широкое распространение. Синдром Аспергера был признан отдельным расстройством и диагнозом в 1992 году, когда его включили в десятое издание Международной классификации болезней (МКБ-10) – диагностическое руководство Всемирной организации здравоохранения. В том же году диагноз включили в четвертое издание Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам (DSM-IV) Американской психиатрической ассоциации.

Люди с диагностированным аутизмом или расстройством аутистического спектра, обладающие нормальными когнитивными способностями, и у которых была значительная задержка в овладении речью в детстве очень похожи на людей с синдромом Аспергера. Высокофункциональный аутизм и синдром Аспергера объединяют общие симптомы, и людям с этими диагнозами помогают одинаковые подходы к лечению.

Каковы симптомы синдрома Аспергера / высокофункционального аутизма?

Очень часто синдром Аспергера не диагностируется до школьного возраста. В отличие от аутизма синдром Аспергера определяется, главным образом, по социальному взаимодействию ребенка. У детей с синдромом Аспергера развитие речи происходит типично, их словарный запас часто бывает выше среднего. Тем не менее, вы можете заметить, что когда ваш ребенок взаимодействует с другими людьми, он или она с трудом или неуместно используют свои речевые навыки. Из-за своевременного овладения речью симптомы синдрома Аспергера в раннем возрасте трудно отличить от других нарушений поведения, таких как синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ). В результате вашему ребенку первоначально могут поставить диагноз СДВГ, пока проблемы, связанные с неспособностью к социализации, не выходят на первый план.

Ниже приводится список симптомов, которые могут присутствовать у детей с синдромом Аспергера:

– ребенок очень редко взаимодействует с другими людьми или ведет себя неадекватно в социальных ситуациях;

– «роботоподобная» или повторяющаяся речь;

– навыки невербальной коммуникации ниже среднего, в то же время навыки вербальной коммуникации средние или выше среднего;

– склонность говорить скорее о себе, чем о других;

– неспособность понять темы или фразы, которые считаются «общеизвестными»;

– недостаточный контакт глазами или обмен фразами во время разговора;

– одержимость специфическими и необычными темами;

– односторонняя манера разговора;

– неловкие движения и / или манеры.

Одна из самых заметных и определяющих черт синдрома Аспергера – это чрезмерная увлеченность какой-то одной темой. Это могут быть простые вещи – например, холодильники или погода – или сложные темы вроде правления президента Франклина Делано Рузвельта во время Великой депрессии. Дети проявляют повышенное внимание к этим темам, они стремятся к тому, чтобы узнать всё, что только возможно, об этом предмете – все возможные факты и детали. В результате они становятся настоящими экспертами в своей любимой области.

Дети с синдромом Аспергера могут имитировать односторонние разговоры с другими, при этом они говорят только про факты, которые связаны с их интересом. Они могут даже не представлять, как говорить о чём-то еще, либо они не способны слушать и понимать ответы собеседников. Ваш ребенок может не понимать, что его или её собеседники уже давно перестали слушать или ничего не понимают в этой теме.

Другой симптом синдрома Аспергера – неспособность понять действия, слова или поведение других людей. Люди с синдромом Аспергера очень часто не понимают юмор или скрытые смыслы определенных фраз или действий других людей. Жесты или выражения лица – например, улыбка, нахмуренное выражение или жест «иди сюда» – могут не иметь смысла для ребенка с синдромом Аспергера, потому что он не может понять невербальные знаки. Из-за этого социальный мир кажется ему или ей очень запутанным и утомительным. Более того, люди с синдромом Аспергера испытывают трудности с тем, чтобы посмотреть на ситуацию глазами другого человека. Из-за этой неспособности им трудно предсказывать или понимать действия других людей. Кроме того, людям с синдромом Аспергера часто, хотя и не всегда, трудно регулировать свои эмоции.

Людей с синдромом Аспергера может отличать необычная или неловкая манера речи. Они могут говорить слишком громко, монотонно или со странным акцентом. Этим людям трудно понять социальные ситуации, и в результате они не знают, какая тема для разговора или манера речи подходит для конкретной ситуации или является неуместной. Например, ребенок всегда говорит очень громко, он заходит в церковь и продолжает говорить очень громко, не понимая, что нужно говорить тише.

Другой типичный признак синдрома Аспергера – неловкие движения или задержка в развитии моторных навыков. Могут присутствовать необычная походка или плохая координация движений. Хотя эти люди часто обладают высоким интеллектом и демонстрируют развитые языковые навыки, они могут быть просто не способны поймать мяч или научиться прыгать на батуте, несмотря на многочисленные попытки научить их это делать.

Очень важно отметить, что не все люди с синдромом Аспергера демонстрируют каждый из вышеперечисленных симптомов – присутствие или тяжесть каждого симптома очень индивидуальны, несмотря на общий диагноз. Более того, вне зависимости от некоторых или всех вышеперечисленных симптомов, каждый человек с аутизмом обладает собственными талантами или сильными сторонами.

Что вызывает синдром Аспергера / высокофункциональный аутизм?

Важно помнить о том, что расстройства аутистического спектра – это не какое-то одно расстройство с одной причиной. Это скорее группа схожих расстройств с различными причинами. В большинстве случаев синдром Аспергера/ высокофункциональный аутизм вызван комбинацией генетических факторов риска и факторов риска в окружающей среде. Многие гены, скорее всего, связаны с синдромом Аспергера/ высокофункциональным аутизмом. Предполагается, что эти гены взаимодействуют с факторами окружающей среды. Многие исследования, которые проводятся сейчас, направлены на изучение как генетических факторов, так и факторов окружающей среды, которые приводят к развитию факторов аутизма.

Читайте также:  Симптомы опускания живота перед родами

Существует ряд мифов о людях с синдромом Аспергера/ высокофункциональным аутизмом. Он не может быть вызван воспитанием, ошибками родителей или эмоциональными травмами в раннем детстве. Синдром Аспергера/ высокофункциональный аутизм – это нейробиологическое расстройство, которое не является результатом жизненного опыта ребенка.

Сильные и слабые стороны при синдроме Аспергера

Это лишь самый общий список. На каждую отдельную сильную сторону или проблему можно найти примеры людей, для которых верно прямо противоположное. Например, неуклюжесть – это очень распространенная проблема. Однако у некоторых людей с синдромом Аспергера есть талант к движению – например, они могут быть одарёнными танцорами.

– внимание к деталям;

– высокая одаренность в одной области;

– глубокие исследования по теме интереса, которые формируют энциклопедические знания;

– склонность к логическим рассуждениям (полезно в ситуациях, когда на решения могут повлиять эмоции);

– меньше беспокоятся о том, что подумают о них другие люди (может быть как сильной, так и слабой стороной);

– независимость мышления. Часто приводит к новым «озарениям», благодаря новому взгляду на предметы, идеи и концепции;

– часто: развитое визуальное восприятие (мышление в форме картинок или видео);

– часто: красноречивость (склонность к детальным описаниям, которая полезна, если нужно указать путь заблудившемуся человеку);

– выслушивание других людей без осуждения;

– часто: средний или выше среднего интеллект.

– понимание «общей» картины;

– «неровность» в навыках;

– мотивация к занятиям, которые не относятся к сфере интересов;

– часто: восприятие чужих эмоций;

– восприятие неписанных правил социального взаимодействия. Могут выучить эти правила через прямые инструкции и социальные рассказы, например «Карточки силы» (Gagnon, 2004);

– трудности восприятия некоторых модальностей – слуховой, кинестетической и так далее;

– трудности с распознаванием и обобщением важной информации в разговоре;

– проблемы сенсорной интеграции, когда входящая информация регистрируется не полностью или искажается. Сложности с игнорированием шумов на заднем фоне;

– трудности с обобщением концепций и навыков;

– трудности с выражением сочувствия ожидаемым и понятным другим людям образом;

– нарушения исполнительного функционирования, которые приводят к трудностям с планированием долгосрочных задач.

Исполнительное функционирование и теория психического

Люди с синдромом Аспергера/ высокофункциональным аутизмом часто сталкиваются с проблемами, связанными с их неспособностью распознать определенные социальные подсказки и навыки. У них могут быть трудности с обработкой больших объемов информации и общением с другими людьми. Эти проблемы связаны с двумя базовыми проблемами – нарушениями исполнительного функционирования и теории психического.

Исполнительное функционирование – это такие навыки, как организация, планирование, поддержание внимания к выполняемому заданию, подавление неуместных импульсов. Теория психического – это способность понимать, что думают и чувствуют другие люди, и как это относится к самому человеку. Обе эти проблемы влияют на поведение людей с синдромом Аспергера.

Трудности в области исполнительного функционирования могут проявляться разным образом. Некоторые уделяют внимание мельчайшим деталям, но не могут понять, как объединить эти детали в общую картину. Другим трудно концентрировать внимание на чем-то одном или организовать свои мысли и действия. Трудности исполнительного функционирования часто связаны с плохим контролем над импульсами. Темпл Грандин однажды сказала: «Я не могу удержать часть информации в своем разуме, пока я планирую следующий шаг в последовательности». У людей с синдромом Аспергера часто плохо развиты навыки исполнительного функционирования, такие как планирование, построение последовательности действий и саморегуляции.

Проблемы с теорией психического – это неспособность человека понять или определить мысли, чувства и намерения других людей. Людям с синдромом Аспергера/ высокофункциональным аутизмом часто сложно распознать чувства других людей, что иногда называют «слепотой к чужому разуму». В результате такой слепоты люди с синдромом Аспергера часто не понимают, являются ли действия других людей преднамеренными или непреднамеренными.

Эти проблемы часто приводят к тому, что окружающие считают, что человек с синдромом Аспергера не сочувствует им или не понимает, а это осложняет социальные ситуации.

Дефицит теории психического часто оказывает большое влияние на жизнь людей с синдромом Аспергера. В книге «Синдром Аспергера и трудные моменты» Бренды Смит Майлс и Джека Саутвика авторы иллюстрируют следующие проблемы, связанные с теорией психического:

1. Трудности с объяснением чужого поведения.

2. Трудности с пониманием чужих эмоций.

3. Трудности с предсказанием чужого поведения или эмоционального состояния.

4. Проблемы с пониманием чужой точки зрения.

5. Проблемы с пониманием чужих намерений.

6. Проблемы с пониманием того, как твое поведение влияет на мысли и чувства других людей.

7. Проблемы с объединенным вниманием в группе и другими неписанными социальными правилами.

8. Неспособность отличить выдумку от факта.

Озонофф, Доусон и МакПартланд в своей книге «Руководство родителей по синдрому Аспергера и высокофункциональному аутизму» предлагают несколько рекомендаций для помощи детям с синдромом Аспергера/ высокофункциональным аутизмом в классе. Для решения проблем в области исполнительного функционирования они предлагают следующие рекомендации:

– ежедневно заполняйте тетрадь по выполнению домашних работ, которая ведется и дома, и в школе. Так все стороны будут в курсе, какую работу должен выполнить ребенок и каковы его успехи;

– большие задания лучше делить для ребенка на небольшие части, с каждой из которых ребенок легко может справиться;

– для самоорганизации ребенок может использовать ежедневники или компьютеры-наладонники;

– ребенку лучше распечатать расписание уроков для дома и с собой;

– нужно выделять достаточно времени на инструкции, повторение инструкций и индивидуальную помощь ученику;

– в классе ребенку лучше всего сидеть прямо перед учителем и вдали от всех отвлекающих факторов.

Синдром Аспергера и аутизм – существует ли разница?

После диагноза у вас может появиться много вопросов, и вы можете пытаться найти на них ответы. Один из таких вопросов – насколько синдром Аспергера похож или отличается от других расстройств аутистического спектра? Синдром Аспергера – это часть спектра аутизма, но его отличие – в раннем развитии речи. Это и выделяет синдром Аспергера среди других первазивных расстройств развития.

Синдром Аспергера и высокофункциональный аутизм часто описывают как один и тот же диагноз. Хотя сейчас они считаются двумя разными диагнозами, продолжаются дебаты о том, насколько это необходимо. Вполне возможно, что в будущем их объединят в одну категорию. Люди с высокофункциональным аутизмом и синдромом Аспергера обладают средним или выше среднего интеллектом, но они могут испытывать трудности, связанные с социальным взаимодействием и коммуникацией.

Диагноз может вызывать замешательство у родителя и ребенка, так как кажется, что термины не определяются четко. Очень важно помнить о том, что синдром Аспергера и высокофункциональный аутизм, по большому счёту, проявляются одинаково и требуют одинаковых подходов к лечению.

Основная разница в том, что высокофункциональный аутизм диагностируется, только если у ребенка была задержка речи в раннем детстве, в то время как при синдроме Аспергера у ребенка не было значительной задержки в речевом развитии.

Что общего между синдромом Аспергера и классическим аутизмом

Согласно Национальному институту неврологических расстройств и инсульта дети с синдромом Аспергера испытывают сложности с определением и выражением своих чувств, так же как и дети с высокофункциональным аутизмом. Они испытывают сложности в общении с другими людьми, часто не поддерживают контакт глазами, им трудно понимать выражения лиц и жесты других людей. Многие дети с синдромом Аспергера трясут кистями рук – поведение, которое часто наблюдается при классическом аутизме; их речь лишена эмоциональной окрашенности (либо у них наблюдаются иные особенности речи); они нуждаются в соблюдении жесткого распорядка; имеют интенсивный, даже навязчивый интерес к одному специфическому предмету, в результате чего становятся настоящими экспертами в данной области. Они часто демонстрируют повышенную чувствительность к различным стимулам – например, звукам, одежде или еде.

Чем отличается синдром Аспергера / высокофункциональный аутизм от классического аутизма?

По сравнению с классическим аутизмом, дети с синдромом Аспергера/ высокофункциональным аутизмом имеют нормальный коэффициент интеллектуального развития. Они часто кажутся окружающим такими же детьми, как и все остальные, за исключением социальной неловкости и не совсем понятных манер. Именно по этой причине медицинские работники могут не замечать синдром Аспергера/высокофункциональный аутизм у маленьких пациентов, либо они могут ставить им неверный диагноз. Симптомы становятся заметны позже, когда ребенок начинает нуждаться в сложных социальных навыках – например, в общении с ровесниками. Это объясняет, почему родители детей с синдромом Аспергера обращаются за помощью позже, чем при более очевидных симптомах в раннем возрасте.

Дубликаты не найдены

Аутистические расстройства

248 постов 940 подписчиков

Правила сообщества

Запрещается эйблизм, то есть, любая форма дискриминации по признаку психического или соматического здоровья.

Было бы чертовски удобно и легко, просто ткнув пальцем в список диагнозов, сказать:»Вот в этом проблема.» но в жизни удобно и легко не бывает почти никогда.

Короче, как я понял аспергер это не аутист потому что у него нормальный интеллект по математике и физике, предложения строит средне или хорошо и трудности до школы не испытывал. Но какой то интуиции у него нет. То есть эмоции других не понимает.

Кстати, действительно, хорошая мысль написать про друга 31 года возраста )

Но собственно был интересный у него случай: уже лет 8 есть у него в наличии племяш живущий в другом городе и приезжающий на каникулы. Племяш, как все дети, любит играть в компьютерные игрушки, и друже благородно предоставляет ему компьютер и библиотеку соответствующих игр на время соседства. Впрочем этого не всегда достаточно, и племяш частенько просит поиграть дядьку с ним. Иногда у друга получается отбиться, а иногда нет.

Так вот, текста уже дофига а суть только сейчас начнется.

Но самый треш, от которого друг просто в ахуе, в том, что друг в свои 31 год видит полное соответствие поведения малолетнего долбаеба тому, как друг чувствует себя внутр постоянно, и выпускает наружу только в домашней обстановке.

Сильный внутренний Ребенок, если по Берну.

Это сулит какие-нибудь серьезные проблемы после 30 лет жизни?

Вот я другу говорю «не дергайся, да у всех так», по-видимому я не совсем прав?

. хотя есть еще одна штука, родаки его все чаще и чаще к стенке прижимают и спрашивают «Чо? Когда девушка? Когда семья? Когда дети?» Друг шутит «Бля, у меня психологический возраст на уровне дестского сада! Какие девушки, какая семья у малолетнего долбоеба? Хахаха» и все родаки такие «Хахаха», думают что это шутка )

С другой стороны, 31 год же, друг меняться не собирается.

Сорян, что вопросами задалбываю ) больше не буду.

РАС не прогрессируют. Так что нет, более серьезных проблем, чем уже есть, ждать не стоит.

О, спасибо, этот ответ даже более полезный, чем я ожидал. )

Друг чувствует себя хорошо, но сравнивая себя с окружающими чувствует какой-то подвох? 😀

Ну, мой ответ неизменен: я не очень верю в лекарства, но верю в «разговорную» психотерапию. Соответственно, в первую очередь всегда советую испробовать ее.

А напишите, пож, если конечно тема знакома, хотя бы коротко, что обычно принимают из лекарств, и как оно типо должно работать?

Просто, если там что-то с изменением сознания исключительно под препаратами, это действительно не фонтан.

Аутическая отчужденность как таковая не лечится, но лекарства помогают уменьшить вторичные симптомы: депрессию (антидепрессанты), тревогу (анксиолитики), панику (транквилизаторы) и т.п.

Я теперь более-менее умею двигаться, не цепляя мебель и дверные косяки. Но по-прежнему не люблю.

Один из лучших экспертов в этих вопрсов.

Гиперчувствительность: я плакала от шума обогревателя

Привет, меня зовут Ольга Ткалич, я психолог. Помогаю людям с аутизмом последние 12 лет.

Сегодня я и Инна делимся с вами нашим личным опытом жизни с гиперчувствительностью.

У меня есть гиперчувствительность по слуху, но нет аутизма. Так тоже бывает.

У Инны гиперчувствительность по слуховой системе восприятия, и предположительно синдром Аспергера. «Предположительно», т.к. официально диагноз не был установлен. Ссылка на ютуб-канал Инны в видео.

Какие есть плюсы в гиперчувствительности?

— наслаждение тишиной, шорохом песка, камней, плеска воды и т.п.

— тонкое чувствование ритма, рифмы, поэзии

— тонкий музыкальный слух

— удовольствие от классической музыки, аудиокниг

Какие сигналы вызывают дискомфорт?

— резкие, громкие, внезапные звуки

— громкая музыка, опера, концерты

— мало интонированная речь

— высокий тон голоса

Что способствует более быстрому наступлению сенсорной перегрузки?

— сильные холод или жара на улице

— перепады атмосферного давления

— привычка к тихой окружающей среде

Сигналы приближающейся перегрузки:

— быстро нарастающая тревожность

— стремительно нарастающая раздражительность

— закрываю уши руками

Признаки наступившей перегрузки:

— невозможность отвлечься от источника звука

Способы защиты сенсорики на улице:

— избегание шумных мест

— ограничение времени общения с «громкими»людьми

— увеличение дистанции от возникшего рядом шума (плач, крики, сигнализация и т.п.)

— фоновая защита ушей ватой, берушами, шапкой, наушниками, руками

Способы защиты сенсорики дома:

— беруши, вата для защиты ушей

— убрать все источники бытового шума

— наушники со спокойной музыкой если дома шумно

— покинуть дом в случае ремонта у соседей

— вечером «режим тишины»

Изменилось ли качество жизни с началом использования средств сенсорной защиты?

— кардинально, в лучшую сторону

Более подробно рассказываем об этом в видео.

Реабилитация через импровизацию

Привет, я психолог, специалист по аутизму.

Занимаюсь реабилитацией 12 лет.

Полтора года назад я всерьёз увлеклась театром импровизации, закончила курс и стала выступать с группой.

Помимо удовольствия от игрового процесса, увидела в этом перспективное направление для реабилитации людей с РАС (расстройства аутистического спектра).

Совместила знания и навыки из двух этих областей, и написала программу терапии.

Театральная терапия в принципе даёт человеку много:

— развивает навык считывания и выражения эмоций,

подстройки под движения и темп партнёра, умение начинать и вовремя завершать беседу, кратко формулировать мысль. Да много всего.

А людям с РАС это особенно важно при общении.

В видео я всё это подробно описываю.

Жизнь аспи

Обычно, слыша от кого то фразу, типа- «у меня синдром Аспергера», люди начинают выискивать в моей внешности какой то деффект, их взгляд меняется, и это заметно даже мне =). Но тут и проявляется однин из симптомов моего диагноза: хэй, чувак, что у тебя с глазами?) тебе пложо или каво?
Один ииз основных симптомов синдрома Аспергера- неспособность воспринимать большую часть невербальных знаков, таких как: мимика, интонация и движения тела. Почти каждый аспи(так я себя называю, и, читая о других соратниках, я заметил, что все используют это слово) имеет с этим огромные проблемы, и хотя некоторым кажется, что это незначительно, поверьте мне- это кусочек ада, по которому трудно одить)
Помимо этой фичи, каждый из нас может обладать рядом интересных дополнений. Мне повезло- помимо ничего не выражающего лица(хотя над этим я работаю многие годы и вполне могу имитировать на своей рожице отражение моего внутреннего мира), я обладаю прекрасным эмоциональным спектром(оо, тревожность и я- вечные друзья), чувством юмора, которому позавидует любая амёба и полная погруженность в физику. Да, у каждого аспи есть свое личное любимое занятие, которое мы постигаем на сверхвысоком уровне. Кто то любит собак и модет отличить ротвеллера от шпица( это же 2 породы собак, да?), кто то знает все песни мира. Наизусть. А кто то разбирается в производстве спичек и знает, где находятся все заводы мира, занятые этим и все техпроцессы.
В детстве мне повезло оказаться незамеченным профессионалами и должной помощи мне не оказал никто. И хотя все вокруг замечали странного человека, сидящего в саааамом дальнем углу класса и смотрящего в одну точку, никто особо не пытался понять причины. Может показаться, что мне, во 1) не нужен был социум и во 2) я плохо учился.
И оба эти вывода абсолютно ошибочны) Безэмоциональность отпугивала детей, а мое нахождение в себе не мешало мне получать оценки, начиная от 4. При это не прикладывая усилий. И хотя я учился хорошо, писать без ошибок, как вы можете заметить, я не научился=) и это беспокоит меня, пока я пишу это всё. Каждый аспи абсолютно всегда говорит то, что думает. Мне сложно обманывать, к примеру. Не знаю, как остальным. И каждый из нас находится в постоооооянном афиге от мира людей(так сказал, будто сам не человек). Ненавижу традиции, типа: жать руки(нафига, мужиик, зачем это, я ел торт, у меня липкие руки, отойдиии), желать доброе утро каждое утро(будто это шо то изменит, я устал, помогити), говорить о чем то, когда пришел по делу(да, я знаю, что погода не очень, да, я видел дождь, отдай мне моё печенье, я ехал за этим через весь город, я устал).
Я не понимаем шуток. Совсем. Только способность хамелионить помогала мне в институте хоть немного сдруживаться с людьми. Всё просто: смеются все, смейся и ты. На улыбку нужно отвечать улыбкой и т.д.
Сейчас я стар и поэтому мудр(мне аж 22) и я просто захотел немного рассказать об аспи). К слову, в РФ уже не ставят такой диагноз и это хорошо. Мне кажется, будь у меня он на официальной бумажке или в какой то базе в инете, мне бы не удалось найти нормальную работу.
А подводя итог, хочу сказать вот что: мы такие же люди, хотя и другие в аспекте эмоциональности. Нам сложно концентрировать внимание на одном деле(пока я писал этот текст, меня смогли отвлечь люди на улице, муха в квартире и коробка, позожая на паука). И мы очень любим общение с людьми, которого нам обычно не хватает. И мы не можем назвать число «пи» до тысячного знака, сори)
Доклад окончен, спасибо жа внимание=)

Читайте также:  Помутнение в голове симптомы

Ответ на пост «Жизнь взрослого аутиста»

Маленькие шаги. Продолжение

Продолжу немного писать о РАС, и как мы с этим живем. Пишу о своем опыте простым языком.

Погода в нашем регионе прекрасная, жара заканчивается, понемногу начинаются дождики, правительство и население успешно борется с COVID19.

Карантинные меры коснулись и нас, школа закрыта, мы следуем общим правилам и сидим дома. Работа остановлена, времени вагон.

Хорошая возможность быть вместе и посвящать время работе с ребенком, чем мы и пользуемся.

Собственно, о наших достижениях и о том, как мы это сделали.

У моей младшей дочери аутизм, и в нашем случае это выражается в том числе в отказе от новых продуктов питания.

На сентябрь 2019 года в рационе ребенка были следующие продукты

— фруктовое молоко трех видов и только в определенной упаковке и от определенного производителя. То же самое молоко, но в бутылочках или в 1 литровой упаковке – категорический отказ

В нашей семье питание организованно по-раздолбайски, нет такого, что по расписанию завтрак-обед-ужин, а рацион для ребенка 3 лет весьма скуден.

И мы ввели правило – раз в день мы собираемся все вместе и питаемся вместе. В строго определенное время, единственная уважительная причина неявки к столу – ну вы понимаете☺

Так же в это время запрещены телевизоры/телефоны/интернеты и прочие отвлекающие факторы.

В течении двух месяцев мы все дружно садились за стол, клали ребенку в тарелку ровно всю ту же еду, которую клали себе и проводили обеденное время, внимательно наблюдая за всем происходящем с ребенком, не вмешиваясь и не вываливая на ребенка «родительскую любофф и заботу».

В начале этого пути дочь не всегда садилась за стол, а даже если садилась, ее хватало минут на 5 в лучшем случае.

Через пару-тройку недель дочь начала прикасаться к еде. Имитировать то, что делаем мы. Играть с едой. Любое размазывание соуса по поверхности стола и вытирание жирных ручек о любой понравившийся предмет воспринималось как само собой разумеющееся, мы не обращали на это внимания и никак не «напрягали» ребенка. Просто позволив делать абсолютно все, что она хочет и всячески поддерживали ее в этом.

Периодически я тормозил жену: – «Т, дорогая, не лезь пожалуйста к ребенку. Пусть. Делает. То. Что. Хочет. ПОЖАЛУЙСТА. Я все потом уберу. Обедаем с дочерью ровно так, как обедаем с нашими взрослыми родственниками или друзьями. Просто представь, что наша дочь во время обеда – ну, например, твоя тетя.»

Через 3 недели ребенок проводил с нами полноценный обед. Она сидела с нами за общим столом, играла с едой и кормила то меня, то жену. Но сама не ела.

Еще через 3 недели она попробовала микроскопический кусочек рыбной котлеты.

Тут я отмечу, что готовим мы каждый раз что то новое и на один раз – приготовили – съели. Нет такого, что суп варится на 3 дня, или какое то блюдо готовится впрок.

Параллельно с этим начали приходить хорошие новости из школы – управляющая и она же владелица нашей школы периодически нас встречала в радостном возбуждении, когда мы забирали дочь и вываливала: «О, ваша дочь сегодня ела торт! Вы представляете!? Она сегодня съела кусок торта!» Или: «Сегодня ваша дочь вместе со всеми ела рисовые котлетки! Это очень круто! Наш повар пришлет вам рецепт, попробуйте приготовить такие же дома!»

Вообще в нашей школе проблем никаких нет, и весь персонал активно принимает участие в жизни особых детей, которых в группе моей дочери еще два человека – мальчик с серьезной формой аутизма + ДЦП и задержки в развитии, и девочка с легкой формой. В группе около 30 человек. И группа разделена на 2 подгруппы. Вспоминая период, когда мы были в России по делам на несколько месяцев и как нас пинали «знаете, вы бы отдали свою дочь в интернат для таких детей, а в наш сад вам ходить не надо и мы не сможем больше вас учить», а так же массовые комментарии говнохранителей к моим предыдущим постам, что «вот правильно, нечего, атата-ололо и вообще пыщь-пыщь» я убеждаюсь, что мы идем верным путем. Чуть позже вернусь к этому.

В общем, через два месяца после введения традиции обязательного сбора всем вместе за столом дочь стала есть 4 новых продукта.

…и перестала есть кашу. Совсем.

Когда я пишу – стала есть – это значит, что появилась устойчивая привычка. И пусть это срабатывало не всегда, а количество было в основном микроскопическим – это была победа.

Вместе с этим продолжались занятия ABA терапией, мы так же собирались за столом, экспериментировали с продуктами и наблюдали.

Важный момент, который я прочувствовал и понял – и вывел правило, которое хорошо использовать в принципе в жизни: «Наблюдай и помогай. Если тебя просят. Не просят – НЕ ЛЕЗЬ со своей заботой, любовью и мнением»

В конце февраля мы дружно по очереди переболели какой то «простудой» (нет, не COVID, тесты сдавали, все ровненько), у ребенка еще был остаточный кашель пару недель, и тут случился маленький пц.

Ребенок стал очень плохо засыпать, и было видно, что у нее болят ножки, а именно голеностоп и колени. Днем все было прекрасно, ребенок был активным, купался в море, бегал, играл. Вечером неплохо помогал массаж + я позвонил нашему доктору (педиатру) и для начала просто пообщался, описав симптомы. Ребенок крупный + активно растет, поэтому врач решила что это growing pains и мы в общем то расслабились.

Тут сложность в том, что ребенок практически не говорит и не может объяснить, что болит.

Состояние ухудшалось, и если раньше это была просто боль в ногах перед засыпанием, то одним утром дочь не смогла встать с кровати. Мы, заметив ухудшение, уже сгоняли в больницу и сдали анализы, их должны были делать 3 дня, по факту – неделю из за обстановки с COVID.

На момент получения анализов дочь практически не могла ходить.

В госпитале сказали: ребята, да, ситуация неприятная, но давайте дождемся анализов, потому что осмотр и обследование ничего не показало. Меряйте температуру ребенку, наблюдайте, это все таки могут быть growing pains + возможно ей и не больно уже, просто в случае ребенка-аутиста боль могла ее напугать, и она поменяла модель поведения.

Наши игры в кровати не вызывали никаких болевых ощущений, хотя мы в шутку боролись и играли в щекоталки, ребенок активно использовал ноги с серьезной нагрузкой и т д.

По итогу наших мытарств и анализов был поставлен диагноз и нам выписали лекарства, а так же главный лечащий врач сказал – ребенку нужен протеин. По-русски – мясо. ОБЯЗАТЕЛЬНО!

Тут появилась новая задача – как дать ребенку лекарства? И как обеспечить этот самый протеин.

Лекарства пришлось подмешивать в молочные коктейли, а протеин, оказывается, продается в виде молочной смеси. Мы брали упаковку с коктейлем, через трубочку выливали содержимое, в блендере делали смесь, обогащая ее протеином и заливали обратно. + я делал лапшу с добавлением в тесто яйца и всячески экспериментировал с едой. Через пару-тройку недель ребенок вернулся к нормальной жизни. Врач сказал – вы большие молодцы, у вас все отлично☺

Дочь тоже старалась, и если раньше это были микроскопические кусочки, которые она отрывала от рыбной котлеты, то к концу марта она уже одолела котлету целиком, а это около 100 грамм! Победа!

В рацион так же вошли следующие продукты

— яичница (хорошо прожаренный белок)

При этом ребенок полноценно участвует в приготовлении салата (вот я пишу эти строчки, а 10 минут назад дочь пришла ко мне, взяла за руку, отвела в кухню-столовую, усадила за стол, достала из холодильника салат и помидоры, помыла лист салата и помидор, и мы вместе нарезали ей салат)

Из навыков за пол-года наших ежедневных посиделок за обеденным столом сформировался очень важный – интерес к новой еде.

И важность этого я понял недели три назад.

Мы что то запланировали кучу дел, таких как поездка по магазинам с закупкой еды на 10 дней, так как закупаемся мясом-рыбой и всяческой бакалеей и хоз-быт товарами глобально и в магазине мелкооптовой торговли – это выгодно и удобно, а фрукты-овощи и морепродукты покупаем свежие каждый день, и в общем то к обеду не особо успевали, хотелось что то перекусить.

Остановились у одного сетевого заведения, где готовят прекрасную курочку (не KFC, локальная марка, и значительно вкуснее и дешевле), я взял рулет из куриной грудки, две половинки хрустящего цыпленка и две порции жареных гедза с курицей.

Ну и по пути начали есть☺

Дочь попросила кусочек курицы, естественно, я дал.

И она его съела, причем такой весьма крупный кусочек.

Знаете, сложно сидеть и делать вид, что ничего не происходит, когда внутри ты ликуешь и радуешься. А потом дочь попросила гедза. И съела. 6 или 7 штук.

Я обычно съедаю штук 10-15.

Тут еще один важный момент. Гедза нанизаны на деревянные палочки, на манер шашлычков, и жарятся в масле. Дочь заинтересовала такая подача еды, потому что spring rolls ей не интересны а насаженные на деревянную палочку – тадаааам – еще один продукт в рационе – spring rolls.

Тут я описал основную линию по питанию, а в целом рацион с сентября стал таким:

— фруктовое молоко трех видов и только в определенной упаковке и от определенного производителя. То же самое молоко, но в бутылочках или в 1 литровой упаковке – категорический отказ

— жареные гедза с курицей

— жареные spring rolls

— мороженое sandwich c печеньем Oreo

Ну и в целом про успехи.

1. ABA терапия дает неплохие результаты в нашем случае, причем если сначала было сложно перекраивать весь ритм жизни, то сейчас это настолько органически вошло в повседневность, что мы этого не замечаем. Налаживается подобие вербального контакта.

2. Ребенок начал ходить на горшок, но сейчас сложности, что то напугало, поэтому второй месяц разбираемся с этим, используя различные подходы. Во всяком случае на момент отказа от горшка навык был устойчивый и отработанный, поэтому терпение и труд, труд и терпение

3. Потрясающие успехи в еде.

4. Я занялся продумыванием и организацией кэмпа для родителей детей с РАС и их детей. Именно в первую очередь для родителей. Пока что ставлю план сделать первый кэмп летом 2021-22 года. Уже сделано – решен вопрос с размещением, отвечающим всем требованиям, и питанием. Есть специалисты. Пишется программа. Все не быстро, потому что требуется большая подготовка и деньги, а тяну все это я сам. На сегодняшний день формат вижу такой: 10-12 детей с РАС и их родители, 2 недели.

Я обеспечиваю 2-3 классных специалиста из России и, на 99%, будет еще пара специалистов из других стран, проживание и питание в формате завтраки-ужины. Плотная программа.

Родители обеспечивают только перелет до нас. Возможно, в каких то отдельных случаях я смогу набрать денег и на билеты. Чем будем заниматься? Учиться жить с РАС. Жить полноценно и счастливо.

А дальше посмотрим.

Спасибо, что дочитали.

Синдром Аспергера: больные или другие?

Расстройство получило название в честь австрийского психиатра и педиатра Ганса Аспергера, который в 1944 году описал детей, отличавшихся отсутствием способностей к невербальной (бессловесной) коммуникации, ограниченной эмоциональной отзывчивостью по отношению к окружающим и физической неловкостью. Сам Аспергер использовал термин «аутистическая ­психопатия».

Термин «синдром Аспергера» был предложен английским психиатром Лорной Уинг в публикации 1981 года. Современная концепция синдрома появилась также в 1981 году, а в начале 90‑х были выработаны диагностические ­стандарты.

По оценкам Британского национального аутистического общества (UK National Autistic Society), распространенность синдрома Аспергера с IQ 70 и выше (IQ ниже 70 — умственная отсталость) составляет 3,6 на 1000 человек, а всех синдромов аутистического спектра — 9,1 на 1000.

Синдром Аспергера — одно из общих нарушений развития психики, характеризующееся серьезными трудностями в социальном взаимодействии, а также ограниченным, стереотипным, повторяющимся репертуаром интересов и занятий. Он отличается от аутизма отсутствием общей задержки или отставания в речи и когнитивном (умственном) развитии; страдает главным образом социальная коммуникабельность. Синдром часто характеризуется выраженной двигательной неуклюжестью. Нарушения сохраняются в подростковом и взрослом ­возрасте.

Международная классификация болезней десятого пересмотра (МКБ-10)

«Слепые зрячие»: симптомы и признаки синдрома Аспергера

Точная причина проявления синдрома у детей и взрослых все еще неизвестна. Тем не менее различные исследования показывают, что приводит к нему сочетание генетического и экологического факторов, которые могут вызывать изменения в развитии нейрональных путей мозга, связанных с мышлением и поведением. Существует несколько теорий механизмов развития синдрома, которые вкратце сводятся к предположениям о недостаточной функциональности различных групп нейронов и, как следствие, к нарушениям в процессе обработки информации. Достоверно известно лишь, что воспитание и социальные обстоятельства здесь ни при ­чем.

Во времена моей учебы в медицинском институте один из наставников приводил метафору, описывая восприятие мира аутистом: «Представьте, что вы видите формальное положение вещей, их цвет, форму, но не замечаете деталей и полутонов, теней, которые отбрасывают предметы. Вы знаете, что они существуют, но персонально для вас они невидимы, да и неинтересны. Зато вы способны разглядеть невиданные глубины и красоты там, где их не замечают все окружающие. И непонимание людей, их слепота — возмущают и выводят из себя. Вы говорите на разных языках, но, несмотря на все усилия, никогда не сможете эти языки выучить и понять друг друга…».

Этот пример характеризует мироощущение самого аутиста: он воспринимает реальность иначе, чем мы. Не лучше и не хуже — просто по‑другому, и отнюдь не кажется самому себе «ненормальным» или ­больным.

Эмоции и социальная коммуникация

У детей и взрослых, страдающих синдромом Аспергера (сами они называют себя «аспи» или «аspergian» — «аспергианцы») есть две основные проблемы: эмоциональная и коммуникативная. Аспи как бы «не видят», не воспринимают эмоций других людей, хотя и знают об их существовании. Например, находясь в компании и услышав шутку, аспи, отлично понимая смысл сказанного, не разделит всеобщего веселья, потому что не заметит перемены настроения окружающих. Это не значит, что чувств у него нет, но он не может с ними управиться, ему трудно их выражать. Поэтому аспи, даже обладая высоким интеллектом, может произвести впечатление бесчувственного или ­слабоумного.

Другая проблема — нарушение социального взаимодействия. Люди общаются не только на вербальном уровне. Глядя на собеседника, мы автоматически «считываем» его интонацию, мимику, жесты, язык тела и подсознательно анализируем собранную информацию, делаем выводы. Аспи труднее интерпретировать знаки, которые большинство людей обрабатывают автоматически. Они могут анализировать увиденные социальные взаимодействия, формулировать правила поведения и применять эти правила неуклюжим образом, например, заставлять себя вступать в визуальный контакт; в результате их манеры выглядят негибкими или социально наивными. Непонимание может привести аспергианцев к сильной тревоге, беспокойству и растерянности.

Аспи не способны создавать дружеские связи, не стремятся разделять с другими удовольствия или достижения (например, показывать другим что‑либо, вызывающее их ­интерес).

Люди с синдромом Аспергера не столь замкнуты, как при тяжелых формах аутизма; они, хотя и неуклюже, но взаимодействуют с другими. Например, могут начать длинный монолог о своем увлечении, не замечая желания собеседника сменить тему разговора или завершить его. Некоторые аспи проявляют селективный мутизм, разговаривая слишком много с родными или отдельными знакомыми и полностью игнорируют всех остальных. Другие соглашаются разговаривать только с теми, кто им ­нравится.

Пытаясь сделать мир менее беспорядочным и запутанным, люди с синдром Аспергера часто устанавливают собственные правила и распорядок и настаивают на них. Маленькие дети, например, могут требовать, чтобы в школу их всегда отводили по одному и тому же маршруту. В классе их приводит в расстройство внезапное изменение в расписании. Аспи часто выстраивают свой распорядок дня в соответствии с шаблоном. Например, если они работают в определенные часы, неожиданные задержки на работу или с работы могут вызвать у них тревогу, ­волнение.

Узкие, интенсивные интересы

Преследование узких специфических интересов — наиболее яркая особенность синдрома. Аспи могут собирать тома детальной информации на такие темы, как климатические данные или названия звезд, не воспринимая эти сведения в более широком контексте. Например, ребенок может запоминать номера моделей фотокамер, мало интересуясь фотографированием. Такое поведение становится явным уже в 5–6 лет. Интересы могут меняться со временем, они становятся всё более необычными и сфокусированными и часто начинают превалировать в социальном взаимодействии до такой степени, что в сбор и обработку информации вовлекается вся семья. При удачном стечении обстоятельств и успешной работе с аспи интересы и навыки могут быть развиты, так что аспергианцы вполне могут учиться или работать, впрочем, по‑прежнему в кругу своих любимых ­дел.

При синдроме Аспергера нет существенного отставания в развитии языковых способностей в целом, но усвоение и использование языка часто нетипичны. Эти отклонения ­включают:

* частые резкие смены темы ­разговора;

* буквальное понимание текста (без ­нюансов);

* необычные метафоры, понятные только ­говорящему;

* педантичную, формальную ­речь.

Невозможно не заметить также необычную громкость, интонацию, ритм и акценты в речи. Дети-аспи особенно страдают от непонимания таких видов общения, как юмор, ирония, ­поддразнивание.

В настоящее время от синдрома Аспергера нет специального лечения. Дети с синдромом просто становятся взрослыми аспергианцами. Однако, поскольку знания о психопатологическом феномене постоянно расширяются, появляются и новые методики адаптации, и аспи получают всё больше возможностей, чтобы реализовать свой потенциал. Сочетание лекарственной и нелекарственной терапии и коррекции окружения может быть эффективным для сопутствующих заболеваний и симптомов, таких как клиническая депрессия, тревожный невроз, невнимательность и агрессия. Показано, что атипичные антипсихотики, могут смягчать сопутствующие симптомы синдрома Аспергера. Также эта группа препаратов способна улучшать способности к образованию социальных связей. Антидепрессанты группы селективных ингибиторов обратного захвата серотонина показали свою эффективность в лечении ограниченных и повторяющихся интересов и линий поведения. Однако при медикаментозной терапии приходится соблюдать большую осторожность: люди с синдромом Аспергера могут не понять изменений, происходящих в их внутреннем состоянии, не суметь выразить эмоции, так что врач рискует не заметить побочных эффектов и даже осложнений, спровоцированных ­лечением.

Читайте также:  Опухоль в крестцовом отделе позвоночника симптомы

К немедикаментозному лечению относятся различные тренинги социальных навыков, когнитивно-поведенческая психотерапия для управления стрессом, лечебная физкультура для улучшения сенсорной интеграции и координации ­движений.

Наверное, самый спорный вопрос, который занимает сегодня многих исследователей, — считать ли синдром Аспергера одной из форм аутизма. И то и другое заболевание сегодня неплохо изучены; им посвящены горы монографий, содержащих не один десяток противоречивых гипотез. Но вопросов по‑прежнему больше, чем ответов. Например, неизвестно, отличается ли этот синдром от высокофункционального (т. е. слабовыраженного, «лёгкого») аутизма; в оценке этих состояний слишком много субъективизма ­исследователей.

Большинство специалистов склоняются к трактовке синдрома Аспергера как наиболее мягкой в клиническом смысле разновидностей аутизма. За это говорит и присутствие всех аутистических маркеров у аспи, хотя и в значительно более легкой форме. Приведу примеры из собственной ­практики, чтобы продемонстрировать разницу.

Последний из принятых мной пациентов с диагнозом «детский аутизм» (буквально за неделю до написания этих строк) — молодой человек 30 лет, инвалид I группы. Он пришел на прием в сопровождении бабушки; к самостоятельным действиям был абсолютно неспособен. Огромный, под два метра молодой человек, скорчившись, сидел на стуле и робко смотрел в пол, избегая зрительного контакта. Он производил впечатление гигантского двухлетнего ребенка, до крайности испуганного новой обстановкой. Минут через 15 мне удалось выяснить, что больной любит слушать музыку, после чего мы смогли хором пролепетать детскую песенку. На этом продуктивное общение с пациентом закончилось. Тяжелейший аутизм привел к фактическому слабоумию и полной социальной ­беспомощности.

А вот как выглядел на приеме 15‑летний школьник-аспергианец. Парнишка был опрятно одет. Зашел в кабинет слегка «деревянной» походкой; не глядя в глаза — поздоровался, попросил разрешения присесть. Дальше вел себя индифферентно, предоставив маме возможность рассказать о проблемах; беседой не интересовался. Оживился, причем заметно, всего один раз, когда заметил стоящий в углу комнаты старый телевизор. Спросил — можно ли посмотреть; бросился к «ящику», ловко снял крышку, поковырялся внутри и выдал вердикт: телевизор рабочий, нужно пару ламп заменить. У человека горели глаза. После чего снова сел и — отключился от происходящего. На вопросы отвечал корректно, но формально. Из разговора с матерью выяснилось, что пациент много читает, ходит в школу, однако отвечает только письменно. С другими детьми практически не взаимодействует, но класс попался хороший: ребята относятся к нему с пониманием, после уроков провожают домой, чтобы по рассеянности не попал в беду. В жизни подростка есть только один, зато всепоглощающий интерес: телевизоры. Он знает о них всё, разбирается досконально, с удовольствием рассказывает о них, может ковыряться в технике ­часами.

Чувствуете разницу? Видите сходство? Понимаете ­проблему?

Сам Аспергер в обстановке нацистской евгеники яростно защищал ценность аутистических индивидов. Он писал: «Мы убеждены… что аутистичные люди занимают определенное место в организме социального сообщества. Они хорошо выполняют свою функцию, возможно, лучше, чем мог бы кто‑то еще, причем мы говорим о людях, которые в детстве испытывали величайшие трудности и вызывали несказанное беспокойство у тех, кто заботился о них». Аспергер называл своих юных пациентов «маленькими профессорами» и верил, что некоторые из них в силу своего оригинального мышления в будущем могут продемонстрировать выдающиеся ­достижения.

Некоторые исследователи считают, что синдром Аспергера можно рассматривать как другой когнитивный стиль, а не как нарушение или инвалидность, и что его следует, подобно гомосексуализму, исключить из Международной классификации болезней. В статье 2002 года английский психиатр Саймон Барон-Коэн написал о людях с синдромом Аспергера: «В социальном мире нет большой пользы от зоркости к деталям, но в мирах математики, вычислений, музыки, лингвистики, инженерии эта особенность может превратить провал в успех». Барон-Коэн приводит только две причины, почему синдром Аспергера можно считать заболеванием: чтобы обеспечить специальную поддержку и вовремя распознавать признаки ухудшения самочувствия у таких пациентов. К доказательствам здоровья аспергианцев относят и факт наличия в их среде своеобразной культуры, сложившейся во многом благодаря успехам реабилитации таких пациентов на Западе и невероятному прогрессу в развитии средств ­связи.

Аспергианцы выступают за то, чтобы нарушения аутистического спектра воспринимались в обществе как сложные синдромы, а не болезни, которые надо вылечить. Сторонники этой точки зрения не согласны, что есть какая‑то идеальная конфигурация головного мозга, любое отклонение от которой — патология; они пропагандируют толерантность к тому, что называют нейроразнообразием (neurodiversity). Эти взгляды лежат в основе движения за права аутистов. Но даже в этой среде существует контраст между позицией взрослых с синдромом Аспергера, которые горды своей идентичностью и не хотят, чтобы их лечили, и позицией родителей детей с синдромом Аспергера, которые обычно согласны на медикаментозную поддержку для своих ­детей.

Тех, у кого нет синдрома Аспергера или других нарушений аутистического спектра, лица с синдромом Аспергера называют «нейротипичные». Еще один сленговый термин — кьюэбис, от слова cure — «лечить». Так иронически называют тех, кто считает, что лица с синдромом Аспергера должны ­«вылечиться».

Главная причина внимания к синдрому Аспергера — его социальный аспект: больные или «иные», лечить и помогать или позволить выбирать свой путь, наблюдая со стороны? Ответа пока нет. Не скрою, что сам, будучи практикующим врачом, считаю синдром болезнью, для которой необходимо искать лекарство. Все‑таки хочется, чтобы на нашей планете возобладал здравый ­смысл.

Ответ на пост «Жизнь взрослого аутиста»

У меня не было никакого аутизма. Я нормально развивался, рос, жил. У меня были друзья. Я работал разную рабочую работу, общался с людьми. С девушками общался. Женился даже.

Аутизм это когда ребёнок расчёсывает кожу до крови. Когда кусает маму. Когда бьётся в истерике, потому что в квартиру незнакомый человек вошёл.

И вот, на четвертом десятке жизни довелось мне по работе редактировать книжку на тему аутизма.

Тема такая, что заказчик просил книжку не только на запятые и красоту слога проверить, но также пройтись напильником по матчасти.

Полез я гуглить статейки, википедию, доктора Комаровского.

И тут меня внезапно накрыло. Подобно героям Джерома К Джерома я нашёл у себя заболевание о котором читал.

И вот я вроде бы хихикаю над своей мнительностью но чувство озарения никак не тускнеет.

Я стал вспоминать свою жизнь и смотреть на неё с новой точки зрения.

Я думал, что у меня просто чувствительные уши, потому мне приходилось их постоянно прикрывать, когда батя в квартире громко музыку слушал. В кинотеатре взрывы из колонок звучали. Девчонки в классе гурьбой визжали. Поезд в метро прибывал.

А вот нет. Это черточка характерная для РАС (расстройство аутистического спектра).

Когда после прогулки по базару/торговому центру я валился с ног это называлось сенсорная перегрузка. Я столько маны и нервов вбухал в защитный кокон от всех этих людей, что аккумулятор опустошался.

Я любил пальцами выстукивать ритм. Но окружающих это нервировало и я научился выстукивать ритм зубами в закрытом рту.

В глаза я не смотрел, потому что в животном мире это агрессия. где-то я вычитал такое.

В бытность свою студентом, я сидел на большой перемене у чужого кабинета. Просто там лавка была, а у нашего кабинета её не было. И какой-то пацан спросил, есть ли у меня конспекты по предмету? У них там вовсю экзамен шёл и ему прежде, чем зайти, надо было за 5 минут вместить знания за весь семестр.

Листали мою тетрадь. Я растолковывал свой весьма корявый почерк. Пояснял подписи к таблицам.

Парень попросил одолжить ему тетрадь с собой в кабинет. Он сходит, помашет тетрадкой, типа это его конспект, сдаст, и на выходе мне вернёт.

Я отказывать не умел. Согласился. За оставшееся время он не вышел. Я подождал ещё, опоздал на свою пару. После пары прибежал сразу опять. и понял, что за всё время общения я так и не взглянул человеку не то что в глаза, я вообще взгляд не поднимал.

Так вот. У нормальных людей не так. Им не нужно делать сверхусилие-подвиг, чтобы взглянуть на человека.

У матери была постоянная головная боль, чтобы меня накормить.

Борщ я не ел, потому что он красный. Кабачки и баклажаны не ел, потому что они склизкие. Лук противно-горький. Кетчуп мерзко-сладкий. Капусту и морковь только в сыром виде признавал. Вкуснейший мамин плов я ковырял, тщательно обходя морковь. Рассольник не ел из-за того, что он «кислятина».

Еду у нас делали кастрюлями, чтобы разом на несколько дней вперёд. Если это было что-то не признаваемое мной, значит следующую неделю я питаюсь хлебом и чаем.

Внезапно. Странная разборчивость в еде это один из самых ярких симптомов РАС. Собственно, по этой черте его даже когда-то и диагностировали.

И с самого детства мне не было доступно такое чувство, как любовь.

Я говорил, что люблю маму, потому что так было принято.

Да и вообще с эмоциями проблема была.

Я изображал эмоции, которые подходили к ситуации, а внутри было ровно и пофиг.

Когда дедушка умер, в квартиру набежало много народа, я сныкался от них на балконе и дождался, когда они на кладбище с гробом уедут. Потом ходил один по пустой квартире и было классно.

Я себя ощущал как Гарри Поттер в волшебном мире.

Чужой. Нихрена не понимаю законов и принципов. Постоянно наблюдаю за всем вокруг, чтобы понять, что за дичь творится.

А для всех остальных это само собой разумеется.

Я видел, как люди, желая меня обмануть, выдавали себя лицом и голосом. И я вёлся. Ведь в этом мире так положено.

Я прочитал огромное количество сборников анекдотов, и разобрался, куда и как люди шутят. Мог включить режим, чтобы говорить типа-смешно. Я называл это «шутка в один шаг». Те, кто попроще просто пацтол валились от моей незатейливой речи. И я считался очень весёлым и остроумным.

Как-то с пацанами чисто за компанию вечером прогулялся в детсад, где они бухнули. Бухла было мало, потому шли не все. Я не пьющий, мне было можно.

Когда вернулись к подъезду, девчонки из нашей тусы стали вопрошать, где мы были, уж не алкоголь ли в крысу потребляли?

Пацаны стали шататься и кривляться, речь искажать. Ну и я с ними. Девки внимательно оценили нашу актёрскую игру и постановили, что вот я точно пил, а пацаны придуриваются, походу.

Вот эта хорошая моя актерка, она прямое следствие того, что искренние эмоции мне были практически недоступны.

Когда умер батя, мне было поровну. Поверхностные наши с ним отношения он обгадил, а глубинных чувств у меня и не было.

Когда умерла кошка, которая прожила с нами 14 лет, мне было пофиг.

Я не мог понять в чём суть наказания, когда в фильмах про тюрьму кого-то из общей камеры в одиночку сажают. Туда бы ещё книжку и был бы рай.

Вдруг дошло до меня, что батя имел в виду, когда в сердцах кричал «да что ж все дети как дети на чаепитии сидели, а ты один как бука!»

И вот это вот, что меня дурачком называли порой.

Я не придавал значения. У нас идиотами, дебилами, кретинами и прочими ярлыками кидались только так. Но внезапно я понял, что именно в моём случае это имелось в виду.

И вообще, моё странное поведение, оно всё не потому, что я такая творческая личность.

И я понял периодические восклицания матери «ох, как же ты жить-то будешь!»

Ну так и вот. Я очень сильно удивился и поразился, поставив самому себе диагноз.

А потом осознал, что львиную долю всего этого дерьма я исцелил.

Повезло наткнуться на психолога, владеющего хитрым психологическим кунг-фу. Отходил я к нему год. Перестал лишь потому, что бюджет семейный истощился. Дорога нынче магия психологическая.

Ну, я теперь и сам в некотором роде колдовать умею. Потому работу над собой продолжил.

Я могу смотреть людям в глаза.

Это чуть напряжно, но вполне возможно.

Я вообще стал гораздо легче воспринимать всё новое. Опыт, ощущения.

Ем почти всё. Думаю, тут ещё жены заслуга немалая. Она знаёт кулинарное кунг-фу и смогла реабилитировать многое.

Смех. Ого-го-го, как же он изменился. Раньше это была отмеренная и отрепетированная реакция. Я чувствовал внутренний хихикс, но выразить его мог лишь заученными приёмами.

Теперь смех из меня вырывается бесконтрольно. Как если помидор сжимаешь, и он брызгает.

А ещё эти протуберанцы смеховые очень громкие. Жене с непривычки громко в ухо прилетало. Теперь она чуточку иначе рядом со мной сидит. Отсела.

У меня изменился голос. Ушёл внутренний зажим какой-то. Замеров не проводил, но по ощущениям он будто стал более гулким, громоподобным.

На девятом году брака жена дождалась, что муж её полюбил.

Не вот это вот «взял ответственность», «заботится», «исполняет просьбы», «утоляет нужды». Это было. Я думал это оно и есть.

Но добавилось новое.

Вот прямо с эмоцией. Скорее всего из-за того, что в голове винтики подкрутили, и на гормональном уровне картина изменилась.

У нас был первый поцелуй, наконец-то. Прямо с ощущением, а не просто губами пошоркаться, как это раньше всегда было.

А ещё на слёзы стало пробивать в трогательные моменты.

И, кстати, злиться я тоже стал ярко и эмоционально, но без психов.

Тем, кто дочитал досюда расскажу совсем личное. Хоть и были у меня стандартные пикабушные 49.5, но применял я их без огонька. И вот после очередной проработки, в голове очередной узел заработал как надо и всё поменялось. Даже не так. Не поменялось, а появилось. Если у всех человеков так, то я понимаю, почему человечество так сильно на этой теме зациклено. Это ж реально здорово и классно. А приятно-то как!

Теперь, наверное, я хоть и не перестану осуждать бабников и неверных мужей, но я теперь буду лучше понимать, что ими двигало.

А ведь я даже и не знал, что у меня система глючила. Думал, просто, я такой молодец чёткий и очень внутренне зрелый. да и возраст уже. за 35. Экономлю энергию. Не трачу на пустяки. Соберусь раз в 3-4 недели, чтобы чисто жена не голодала.

А тут как пацан какой-то, который дорвался до бесплатного.

Порой случаются моменты, когда меня откидывает обратно. Мне становится интересно рассматривать узоры на кончиках пальцев и хочется танцевать.

Это если устал и нервы.

Как отдохну, снова из футляра выхожу.

Официальная медицина РАС не лечит. Всякие сопутствующие занятия типа массажей, дельфинариев и т.п. это просто чтобы на месте не сидеть. И откуда он берётся ей тоже неизвестно.

Знаю тётеньку психологическую, которая таки помогает. Она работает с мамашками, не трогает ребёнка. Помогает мамкам вытравить тараканов из башки, и внезапно у детей появляются улучшения. Нескольким вроде как даже диагноз сняли. Собственно, она изначально аутизмом не занималась. Просто несколько клиенток отметили кроме собственных улучшений ещё и улучшения у детей. И она занялась этим вопросом отдельно.

Не знаю, когда смогу твердо сказать, что я всё исцелил. Но прогресс есть. И он офигенно радует.

UPD: автор рекомендует посмотреть короткометражку «Каждый 88»

Жизнь взрослого аутиста

Последнее время тут часто пишут, какого это воспитывать ребенка с аутистическими расстройствами. Но не встречались посты от взрослых людей с этим синдромом.

Как будто дети аспи не взрослеют и не идут жить взрослой жизнью.

Мне захотелось рассказать, как же живут уже выросшие аутисты, хоть у меня и не сильное расстройство, к тому же неплохо вышколенное обществом, я кое как, но ассимилировалась.

Во времена моего детства никаких «аспергеров» не знали, просто был буйный, или странный или не такой как все, чудаковатый ребенок. Никакой терапии, лекарств, наработанных схем. Родили и живи. Поэтому родители и сейчас не признают мой диагноз, хоть он и подтвержден. «Ты просто не такая как все, найди себя и все наладится». Но не налаживается уже больше 30 лет, да и найти себя не получилось.

В истерики на людях уже не впадаю, держусь. Но при сильной перегрузке начинает трясти, знобить, кружится голова и почти обморок.

Поэтому живого общения я стараюсь избегать. Да и не дается оно мне. Я до сих пор не могу понять и уловить те сложные связи взаимоотношений, допустимые реплики, шутки, вежливые рамки и нормы. Все это меняется от человека к человеку, вывести четкую логику невозможно. И в 7 случаях из 10 я скажу что-то неправильно и буду виновата.

Сложные эмоции для полноценного аутиста. В этом им проще, они не могут так ассимилироваться, поэтому и не пытаются. Мне же частично удается.

Сейчас мне 31 год, я работаю фрилансером дома. Не общаюсь ни с кем вживую. Редко созваниваюсь с родителями. Это тяжелая обязанность, я не знаю о чем с ними говорить.Я их не люблю. Очень страшные слова для большинства людей. Но не люблю. Я никого не люблю, это то чувство, которое мне недоступно и непонятно. С человеком может быть, комфортно, тепло, уютно, безопасно, смешно. Но сейчас человек есть, завтра нет, я не опечалюсь. Но у любви другие обязанности.

Могу неделями не произнести вслух ни слова.

Мне всю жизнь хотелось быть, как все, познать эти радости, простые, человеческие. Понять их, прочувствовать. Так жить гораздо проще, мне кажется.

Даже если такие люди, как я, и адаптируются, то полноценно познать жизнь они не смогут. У них будет своя жизнь. Но на фоне окружающих, она будет скудной, пресной и ограниченной. И еще будет бесконечное давление от обвинений, что ты не такой, что не чувствуешь то, что все чувствуют.

Не знаю, каким выводом закончить пост. Но мне хотелось внести свою лепту в раскрытие жизни аутистов. Надеюсь, немного получилось.

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Оцените автора
( Пока оценок нет )
Автозапчасти: советы по подбору запасных частей
Добавить комментарий